Петербургские бренды одежды переходят на сторонние производства

Петербургские бренды одежды переходят на сторонние производства

Петербургские бренды одежды переходят на сторонние производства

Фото: ТАСС

Бренды одежды в Петербурге отказываются от практики создания производств, ориентируясь на b2b.

Под фразой о собственном производстве, которую локальные бренды одежды так часто вносят в топ личных преимуществ, нередко скрывается если не обман, то по крайней мере лукавство. Небольшие (в сравнении с гигантами индустрии) швейные мастерские и цеха обычно держатся в тени, но именно они — «рабочие руки» для сотен петербургских дизайнеров.

Семейные образы одежды подешевели в условиях микропроизводства

Семейные образы одежды подешевели в условиях микропроизводства

Сами не справятся

«Своё производство» почти всегда означает не собственноручно организованный, а лишь самостоятельно найденный швейный цех — работающий в формате b2b. Внутри сферы есть понимание: в Петербурге продукт почти всегда возникает лишь из симбиоза.

«Бренд — это продажи в первую очередь, а потом уже производство. Своё или стороннее — не так важно. Вариант, при котором начинающий бренд нанимает для пошива одну швею, поскольку может загрузить работой только её, не самый оптимальный. Когда все задачи на одном человеке, это не швейный цех, а ателье. С соответствующей себестоимостью пошива», — рассказывает владелица швейного цеха One Planet factory Анна Тарасюк.

И уточняет, что многие крупные бренды не имеют своих производств, поскольку понимают, что это ещё один непростой бизнес–процесс, совершенно отличный от розничных продаж.

«Мы зашли в этот бизнес, ничего не зная о нём, и на долгой дистанции вариант со швеёй оказался не таким хорошим. Мы постоянно сталкивались с тем, что одна швея не успевает справиться, а когда–то было наоборот: мы выдумывали ей работу, поскольку не набиралось заказов. В итоге мы занимались не выстраиванием бренда, а менеджментом швеи», — вспоминает Анна Тарасюк. И дополняет, что именно в этот момент увидела незанятую нишу: b2b в сегменте лёгкой промышленности.

«Небольшим брендам, особенно когда нет познаний в технологии швейного производства, мы бы не рекомендовали пытаться организовать свой цех в погоне за низкой себестоимостью. В большинстве случаев такие “ателье–однодневки” долго не существуют и через непродолжительное время вынуждены закрыться, распродав оборудование за копейки», — соглашается соучредитель швейного производства JuliVi Group Виталий Сахатаров.

Реклама

Особенно востребованными в последние годы становятся мини–цеха: те, где даже самый молодой дизайнер сможет создать стартовую коллекцию — от пяти единиц на модель. Именно наличие подобного микро– и малого бизнеса формирует среду для развития дизайнеров: стартовать можно с небольшими бюджетами и партиями.

Рубашка–пальто стало востребованным вариантом в условиях нестабильной погоды

Рубашка–пальто стало востребованным вариантом в условиях нестабильной погоды

«Сейчас много каналов продаж. Львиную долю, конечно, занимают маркетплейсы. Продаваться там — значит быть мобильным, быстро реагировать на изменение спроса. Маленькие сторонние производства как раз и могут обеспечить бренду эту мобильность. Мы, например, быстро дошиваем определённый размер или цвет, что было бы сложно сделать на крупном производстве», — объясняет создательница швейного производства Loverlock Наталья Стрижакова.

«И ещё один пункт в пользу аутсорса: обращаясь к подрядчикам, человек может отшить одну–две–три коллекции — поэкспериментировать. И определиться, хочет ли он в принципе связывать свою профессиональную судьбу с пошивом одежды. Бывает, что после пары коллекций заказчик решает, что дизайн — это не его призвание», — делятся опытом на швейном производстве «21 век».

При этом Виталий Сахатаров предупреждает дизайнеров: у хорошего швейного производства всегда будет загрузка на 1–3 месяца вперёд. Многим новым заказчикам это не нравится, но это — данность для Петербурга. В свою очередь швейная студия Merka советует во избежание рисков (от несоответствия финального продукта обещанному качеству до простого игнорирования со стороны подрядчика) распределить заказ по нескольким сторонним производствам.

В целом же b2b–производства в сфере лёгкой промышленности, по словам совладельца компании Sportego Александра Федотова, — это тренд, который лишь набирает обороты. Сейчас компания специализируется на спортивной экипировке, защитных медицинских костюмах и мерче, но уже скоро также предложит рынку бизнес–модель в сегменте b2b.

Единичные объёмы

Создать же свой небольшой швейный цех — вопрос скорее не финансовых вложений, а опыта.

Реклама

«На старте у нас было очень немногое: раскройный стол, дисковый раскройный нож, прямострочная машина, оверлок и бытовая швейная машинка, на которой мы делали петли. Всё оборудование было неновым, купленным с рук. Работала одна швея, кроила я сама, а помещение 20 м? было снято по знакомству. Это всё стоило порядка 100 тыс. рублей или меньше. Но даже при таком скромном наборе мы находили заказы без своего сайта, через доски объявлений.

Нашим единственным преимуществом была величина партии — мы могли браться даже за несколько единиц. Но никаких денег таким образом заработать было, конечно, невозможно. И мы больше года реинвестировали прибыль в покупку нового оборудования», — описывает свою историю Анна Тарасюк.

Но какие партии могут предложить дизайнерам те самые «мелкие производства»? По словам Анны Тарасюк, даже среди небольших цехов есть градация: одни работают от 15 единиц на модель, другие — от 30, третьи — от 50, но все они — мелкие производители.

«При этом если производство работает, допустим, от 30 единиц, то оно не сможет взять заказ на 1000 единиц. Не только потому, что на его выполнение потребуется несколько месяцев, но и потому, что мелкосерийное производство не может дать те цены, которые ожидают средне– или крупносерийные заказчики», — уточняет Анна Тарасюк. И рассказывает, что One Planet factory работает с партиями от 30 до 200 единиц на модель: остальные проекты неинтересны финансово.

«Самый частый запрос — это пять единиц на размер и цвет. Всего два размера, до трёх цветов. К нам идут за маленькими партиями: если нужно пять штук, клиент именно столько и получит. У других, как мы видим, минимальный заказ от 10–30 штук», — делятся своим опытом и средними по рынку цифрами в студии Merka.

При этом в JuliVi Group говорят о средних для себя партиях от 40 до 500 единиц на модель (в месяц же выпускается 3–5 тыс. единиц). В Sportego свой бизнес называют «гибким и кастомизированным», поскольку готовы предложить пошив как пяти комплектов спортивной экипировки для любительской команды, так и 4 тыс. изделий для того, чтобы «одеть» беговой марафон.

В целом производители сходятся на том, что в сегменте b2b легпром испытывает на себе сразу несколько тенденций. Первая и самая заметная в контексте 2020 года — небывалый спрос на пошив худи и костюмов из трикотажа: уютных и удобных, подходящих для удалёнки и изоляции.

«В этом году невиданный бум на одежду из футера. Поставщики ткани не справляются с удовлетворением возросшего спроса. Ещё имеется постоянный запрос на пошив одежды для фитнеса и купальники», — рассказывает Виталий Сахатаров.

«Из–за специфики материалов и необходимого оборудования в большом дефиците производства, занимающиеся пошивом спортивной одежды (лосин, купальников, топов и других изделий из биэластичных материалов), а также нижнего белья. И ещё всегда востребованы те, кто умеет и готов работать с тонкими тканями, например шёлком», — дополняет Анна Тарасюк.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Поделиться: