Притяжение трёх букв: почему "зелёные" облигации привлекают инвесторов

Притяжение трёх букв: почему "зелёные" облигации привлекают инвесторов

Притяжение трёх букв: почему "зелёные" облигации привлекают инвесторов

Фото: Vostock-Photo

В мире стремительно растёт рынок облигаций ESG, среди которых доминируют «зелёные», то есть нацеленные на проекты, связанные с улучшением экологии. Россия пустилась вдогонку за этой тенденцией.

Аббревиатура ESG расшифровывается как Environmental (окружающая среда), Social (социальная сфера) и Governance (корпоративное управление). Компании, удовлетворяющие высоким стандартам ESG и обладающие соответствующим рейтингом (его присваивает ICMA — Международная ассоциация рынков капитала и уполномоченные ею организации; в России это, например, рейтинговые агентства «Эксперт РА» и АКРА), могут занимать деньги на публичном рынке чуть дешевле, чем прочие.

Инвесторы массово берут недвижимость под реконструкцию

Инвесторы массово берут недвижимость под реконструкцию

Разница в доходности пока малозаметна, но круг инвесторов, не обращающих внимания на соответствие эмитента принципам ESG или устойчивого развития, постепенно сужается. И те компании и государства, которые отстанут от нового веяния, рискуют потерять доступ к большей части мировых капиталов.

«Инвесторы сейчас предпочитают “зелёные” активы и уходят из “коричневых”, — поделилась наблюдениями в ходе Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) Ксения Юдаева, первый заместитель председателя Банка России. — Возможности по привлечению “незелёного” финансирования в мире сейчас сворачиваются. Поэтому “зелёное” финансирование — это возможность купировать риск, связанный с оттоком капитала с “коричневых” рынков».

Почём зелень

Объём выпущенных в мире ESG–облигаций, по оценке Газпромбанка, в конце июня составлял $1,6 трлн, а в России — $4,6 млрд.

«На Западе в 2020 году 10% облигаций финансового сектора были проданы с меткой ESG–label, — констатирует Роман Ермаков, начальник отдела дилинговых операций Ланта–банка. — Эмитенты таких ценных бумаг могут рассчитывать на институциональных инвесторов, готовых заплатить “зелёную” премию.

Притяжение трёх букв: почему "зелёные" облигации привлекают инвесторов

С одной стороны, данную премию достаточно сложно вычленить, потому как больший спрос на “зелёный” выпуск может быть связан с моментом размещения (risk–on на финансовых рынках) и интересом к самому эмитенту. Но, по эмпирическим оценкам, западные эмитенты при размещении бонда могут рассчитывать на снижение доходности по отношению к собственной кривой долга на 5–10 базисных пунктов (б. п.), в зависимости от дюрации выпуска».

Реклама

Крупнейший в России эмитент «зелёных» облигаций — правительство Москвы — привлёк в конце мая 70 млрд рублей. Но, по словам заместителя руководителя аппарата мэра столицы Марии Багреевой, заметного дисконта за «зелёность» своего займа город не получил — да и особо не рассчитывал на него. Доходность купонов при размещении составила 7,38% годовых.

Инвесторов ничем не испугать

Инвесторов ничем не испугать

Одним из крупнейших корпоративных эмитентов «зелёных» бондов стал «Атомэнергопром» («дочка» «Росатома«), разместивший в конце июня бумаги на 10 млрд рублей со ставкой купона 7,5% годовых. Спрос инвесторов превысил предложение более чем в 8 раз.

Как оценил Сергей Назаров, заместитель генерального директора «Эксперта РА«, выступая на XVII Облигационном конгрессе стран СНГ и Балтии, значительная переподписка на облигации «Росатома» позволила ему сэкономить порядка 30 б. п. (0,3% годовых) по сравнению с тем, если бы он размещал простой корпоративный бонд.

«В Европе разница в ставке доходности может доходить, в зависимости от выпуска и срока, от 10 до 30 б. п., — сказала на том же конгрессе Анна Кузнецова, заместитель председателя правления Россельхозбанка. — Мне кажется, что это много, тем более с учётом низких европейских ставок. Конечно, в России мотивация эмитентов, которые идут в эту тематику, понятна: это модно, это востребовано.

И есть ожидание, что в России тоже появится пул инвесторов, ориентированных на это направление, и если ты в нём не будешь представлен, то ограждаешь себя от некоторого количества денег. Но по большому счёту той инфраструктуры, тех стимулов и регуляторики, которые есть в других странах, в России пока нет. И поэтому это сегодня скорее решение от души, чем лежащее на столе».

Помимо облигаций есть достаточно большой сегмент банковского ESG–кредитования. «Если раньше стоимость финансирования определялась кредитным риском, то теперь на это наслаивается ESG, — отметил на ПМЭФ Олег Мухамедшин, директор по стратегии и связям с инвесторами “Русала”. — Мы — крупнейший российский заёмщик на этом рынке.

В 2019 году мы привлекли синдицированный кредит больше $1 млрд, привязанный к показателю ESG. В прошлом году ещё $200 млн привлекли, сейчас будем увеличивать. По итогам 2020 года у нас процентная ставка снизилась на 15 б. п. По мере роста этого рынка стоимость финансирования для компании, которая занимается “зелёными” программами, будет ниже, чем для конкурентов».

Реклама

В России сегмент ESG–кредитования только зарождается. Но Сбербанк уже предоставил «зелёных» кредитов на сумму свыше 50 млрд рублей и рассчитывает к концу 2021 года увеличить их объём минимум до показателя 80 млрд рублей. Об этом месяц назад сообщил журналистам первый заместитель председателя правления Сбербанка Александр Ведяхин.

Магистральный путь

На Московской бирже «ДП» сообщили, что на этой площадке создан сектор устойчивого развития, предназначенный для привлечения финансирования в проекты в области экологии и социально значимых инициатив. В сектор включены 17 выпусков «зелёных» и «социальных» облигаций. Объём средств, привлечённых девятью эмитентами таких бондов, превысил 130 млрд рублей.

Как рассказал на ПМЭФ Максим Лапин, финансовый директор Московской биржи, она разрабатывает и планирует опубликовать до конца лета так называемый ESG–гайд, или руководство эмитента, как ему следует раскрывать информацию и размещать ценные бумаги, чтобы они соответствовали критериям ESG.

Это документ, который будет предусматривать рекомендации для разных типов эмитентов — как уже обладающих высоким ESG–рейтингом, так и занимающих деньги на ESG–трансформацию либо на отдельный «зелёный» проект. В дальнейшем гайд будет дорабатываться под регулирование.

А регулятор тем временем не снижает активности в ESG–направлении. В начале июня Банк России внёс изменения в стандарты эмиссии ценных бумаг, разрешив выпуск облигаций для ответственного инвестирования не только под конкретный проект, но и на ESG–трансформацию.

Важной новацией участники рынка признают и то, что ЦБ РФ разрешит в случае нецелевого использования средств не обязательно погашать весь выпуск ESG–бондов, а, как вариант, выкупать их у инвесторов или предлагать им более высокую ставку.

Сейчас ЦБ РФ готовит рекомендации для инвестсоветников, как им следует консультировать частных инвесторов по вложениям в активы, отвечающие ESG–принципам.

В ожидании пряников

Резкий рост интереса инвесторов к «зелёным» бондам участники рынка ожидают в случае появления налоговых или прочих преференций.

Министр финансов Антон Силуанов в интервью агентству Bloomberg сообщил, что «в настоящее время мы видим своё участие в ESG–повестке через донастройку налоговой политики, формирование рынка торговли квотами, развитие рынка “зелёных” облигаций».

«Понятно, что российское руководство будет пытаться стимулировать эмитентов делать акцент на “зелёные” проекты, в том числе через налоговые преференции», — говорит Роман Ермаков.

Другим видом стимулирования могло бы стать снижение нормативов резервирования для банков, размещающих часть активов в ESG–облигации, полагают эксперты.

Оценка нефинансовых рисков становится такой же важной, как и оценка финансовой устойчивости, поскольку благополучие бизнеса может оказаться под угрозой из–за таких факторов, как экология и окружающая среда, социальная ответственность и корпоративное управление. Из общего объёма активов под управлением в мире, который приближается к $100 трлн, треть — это инвестиции в ESG–активы. При этом пятая часть этих средств управляется по стратегии «негативного скрининга», когда позиции могут быть закрыты из–за несоответствия принципам ESG. Мы как биржа участвуем в оценке ESG–рисков, содействуем эмитентам в снижении этих рисков и сохранении инвесторской базы.

Наталья Логинова

Наталья Логинова

директор департамента по работе с эмитентами Московской биржи

Мода на «зелёные» облигации пришла к нам с глобального рынка, где количество выпусков green bonds в долларах и евро перевалило уже за 1 тыс. штук. Там начинает появляться прослойка инвесторов, ориентированных на «ответственное» вложение средств. В России она пока не сформировалась: «зелёные» облигации воспринимаются подавляющим большинством инвесторов как обычные долговые бумаги, которые не должны приносить ни премии, ни дисконта к другим выпускам. Впрочем, в период аномальной жары всё чаще задумываешься о том, что с природой происходит что–то не то, и понимаешь необходимость поддерживать предприятия, которые не оказывают негативного воздействия на окружающую среду. Мне кажется, такую поддержку должно оказать и государство, например частично компенсируя ставку по купону либо вводя определённые налоговые льготы для держателей «зелёных» бумаг.

Владимир Малиновский

Владимир Малиновский

Начальник отдела анализа долгового рынка «Открытие Брокер»

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Поделиться: