В Авиалесоохране рассказали, могут ли беспилотники спровоцировать лесной пожар

В Авиалесоохране рассказали, могут ли беспилотники спровоцировать лесной пожар

Дмитрий Селин © Игорь Самохвалов/ПГ

Больше двух тысяч лесных пожаров произошло в России с начала года. Их суммарная площадь уже превысила 291 тысячу гектаров. А ведь пожароопасный сезон только начался — впереди еще целое лето. О том, ждать ли нам очередных природных катастроф, «Парламентской газете» рассказал руководитель федерального бюджетного учреждения «Авиалесоохрана» Дмитрий Селин.

Главная причина — человек

— Дмитрий Александрович, какова на данный момент пожарная обстановка в российских лесах? Когда нам ждать пожароопасного сезона?

— Строго говоря, пожароопасный сезон уже начался. С начала года и по сегодняшний день (4 мая. — Прим. ред.) мы зафиксировали уже 2304 пожара. Это меньше, чем в прошлом году, — тогда их было 2733. Особый противопожарный режим уже введен в 52 субъектах Российской Федерации, режим ЧС — в пяти. В зоне наибольшего риска сейчас Амурская область, Забайкальский и Хабаровский края, Курганская, Омская и Новосибирская области. Главный фактор, как и всегда в начале сезона, — неосторожное обращение с огнем. Собственно, это видно даже по спутниковым снимкам: в основном мы сейчас работаем с ландшафтными пожарами, которые заходят на территорию государственного лесного фонда либо с территорий, непосредственно прилегающих к населенным пунктам, либо даже из самих населенных пунктов.

— Есть ли прогноз на то, каким будет пожароопасный сезон в этом году?

— Безусловно, такой прогноз имеется. Сейчас мы ориентируемся на то, что уже настоящие, серьезные лесные пожары у нас начнут возникать ближе к лету и в его разгар — в июне, июле и августе. Там уже человеческий фактор отойдет на второй план — зачастую такие пожары возникают там, где и человека-то не бывает, — а основным фактором риска станут грозы.

— Влияют ли климатические изменения на пожароопасную обстановку в лесах?

— Я бы не сказал, что изменения климата как-то повлияли на картину лесных пожаров и пожароопасную обстановку в регионах в целом. Это все-таки длительный процесс, за пять — десять лет полностью отследить его динамику и выявить взаимосвязи, пожалуй, невозможно. Но зато уже можно точно сказать, что дата начала пожароопасного сезона за последние годы серьезно сдвинулась — сейчас он начинается в среднем на две недели, а иногда и на месяц раньше, чем прежде. Раньше сходит снег, раньше начинает прогреваться воздух — вообще весна и все связанные с ней погодные изменения происходят раньше. И, соответственно, раньше возникают первые пожары.

— Как, согласно вашему прогнозу, будет складываться обстановка с лесными пожарами в Центральной России? Нужно ли нам опасаться повторения событий в Рязани, когда смог от горящих лесов добрался до самой Москвы?

— В Центральной России наибольшие риски возникновения лесных пожаров у нас сейчас прогнозируются в июне и июле. Там как раз ожидается сочетание сразу нескольких факторов риска — в частности, жаркой и сухой погоды. Что касается событий в Рязани — я думаю, что пожары таких масштабов крайне маловероятны. По крайней мере, мы со своей стороны приложим все усилия к тому, чтобы ничего подобного не допустить. Но полностью такую вероятность исключать, к сожалению, нельзя. Как я уже говорил, возникновение лесного пожара зависит от слишком многих факторов, причем как природных, так и антропогенных.

— А торфяники могут еще нас побеспокоить?

— Думаю, с вероятностью 90 процентов никаких сюрпризов от торфяников ждать не стоит. После крупных пожаров в 2010 году по всем потенциально опасным участкам провели большую работу прежде всего по их обводнению, заполнению водой, если совсем просто говорить. Так что сейчас торфяники вокруг Москвы влажные, вероятность их возгорания крайне низкая. Но опять же не стопроцентная — всегда оставляем немного на какие-то непредвиденные обстоятельства. Аномальную засуху, например, в результате которой торфяники пересохнут. Пока что в прогнозе Гидрометцентра, на которой мы опираемся, ничего подобного нет, но все может, конечно, измениться.

Беспилотник лесу не угроза

— Пожары в Рязани вскрыли еще одну серьезную проблему — нехватку техники и оборудования для пожаротушения в регионах. Ведется ли работа по ее устранению?

— Такая работа ведется, и очень активно, в рамках национального проекта «Экология». Регионы оснащаются новой техникой, транспортом. В одном только прошлом году на эти цели было израсходовано порядка 18 миллиардов рублей. Сейчас оснащение региональных органов власти в области лесных отношений составляет 93 процента. Кроме того, мы в этом году приняли беспрецедентное решение сократить зоны контроля охраняемых территорий, где субъекты могли сами принимать решения о целесообразности тушения пожаров или нецелесообразности и, соответственно, тушить их или не тушить. Если в прошлом году таких зон было примерно 500 миллионов гектаров, то теперь стало меньше на 100 миллионов. Это тоже комплексный и сложный процесс — он требует создания новых противопожарных дорог и обновления старых, обустройства минерализованных полос, установки предупредительных знаков для туристов, организации безопасных мест отдыха и разведения костров и так далее. Мы предложили немного изменить под эти цели нацпроект «Экология». Думаю, нам пойдут навстречу.

Читайте также:

• Поджигателей леса предложили искать с помощью арендаторов

— Сейчас возникла еще одна угроза — беспилотники. В соцсетях уже тревожатся о том, что их вполне могут использовать для устраивания масштабных лесных пожаров. Учитывается ли этот фактор риска?

— Конечно, это учитывается. Но я думаю, что при нынешней системе контроля никакие беспилотники нашим лесам не страшны. Сейчас мы имеем возможность контролировать обстановку с земли, с воздуха и из космоса. И любой пожар мы замечаем не позднее чем через три часа после того, как он возник. Это ничтожно малое время — огонь просто не успеет в такой краткий срок разрастись и причинить окружающей природе или  постройкам какой-то серьезный ущерб. Поэтому и к появлению такой новой угрозы мы полностью готовы.

Поделиться: